Речевое хулиганство. Эксперт-лингвист – о введении новой законодательной нормы

Речевое хулиганство, оскорбление, обида, неуважение – объяснить и разграничить эти понятия попытался в эфире «Эхо Москвы» профессор Воронежского государственного университета, член Гильдии лингвистов-экспертов ГЛЭДИС Иосиф Стернин. Ещё в мае 2020 года учёный обратился к депутатам Госдумы с предложением ввести ответственность за использование нецензурной брани в общественном месте. 

Недавно парламентарии во второй раз проголосовали за внесение изменений в действующее законодательство об оскорблении. Однако профессор Стернин считает, что предлагаемые нововведения не учитывают существующие пробелы в законе и пользы ему не принесут. Приводим краткое изложение беседы

Ведущая (В): Сделают ли изменения существующий закон КоАП лучше?

Профессор (П): Полагаю, изменения сделают его хуже. В кодексе уже есть понятие оскорбление – это унижение чести и  достоинства в неприличной форме. Депутаты предлагают расширить это понятие: «в неприличной и иной унизительной, оскорбительной для общественной нравственности форме». Такое расширение даст возможность бескрайнему произволу, потому оскорбление здесь понимается в бытовом смысле. Оскорбиться – значит очень сильно обидеться. Оскорбиться можно на что угодно (не позвали на день рождения, не предложили должность, не так обратились). Это очень субъективное понятие. «Иная форма» также не прописана и будет вести к самым разным злоупотреблениям. Под иную форму можно подвести критику, неуважение или хамское поведение.

В: Сегодня модно оскорбляться группами. Нередко говорят об оскорблении чувств по групповой принадлежности. Оскорбить можно только персонально или группами тоже?

П: Обида предполагает негативное эмоциональное состояние, которое не может возникнуть одновременно у целой группы. Я также не понимаю, как можно оскорбить чувства, например, верующих. Чувства – это субъективное состояние человека. Почему в таком случае не идёт нигде речь об оскорблении чувств атеистов? Можно привлекать к  ответственности за нарушение прав верующих или за действия против их представителей.

В: Уголовная статья об оскорблении представителей власти, статья Конституции об оскорблении чувств верующих, статья 15.1-1 федерального закона о защите информации определяют оскорбление как явное неуважение к обществу, государству и символам России. Чем руководствоваться при выявлении признаков оскорбления?

П: Понятие «унижение чести и достоинства» требует толкования. Верховный суд трактует его как «сообщение негативной информации о нарушении человеком моральных норм и законов в неприличной форме». При этом понятие неприличной формы не конкретизировано. Неприличную форму я предлагаю конкретизировать как употребление нецензурной лексики, которая задаётся списком – четыре слова и их производные. Для меня представляет большую трудность: как можно оскорбить государство? Государство не может обидеться, оно не конкретный человек. Можно проявить неуважение, тогда это и нужно прописать.

Оскорблением нельзя считать критику или неодобрительно-оценочную лексику. Существует вульгарная, бранная и нецензурная лексика. Все они относятся к грубой лексике. Однако не вся грубая лексика оскорбляет. Нередко, например, нецензурные слова используются для выражения эмоций. Это проблема культуры речи, с которой, конечно, нужно бороться. Кстати, слова «либерал» и «демократ» для кого-то могут иметь положительную оценку, а кто-то может посчитать наоборот. Это вопрос для обсуждения, а не для наказания. Это нельзя использовать как правовую норму, за это нельзя по закону преследовать.

В: Что такое явное неуважение с правовой точки зрения?

П: Раз это понятие есть в законе, следует дать ему чёткое определение с компонентами, из которых оно состоит, или отказаться от его интерпретации. Неуважение – это когда человек считает, что ему в общении отвели роль или место ниже того, которое он для себя считает адекватным. Это чисто субъективное понятие.

В: Мораль и нравственность – два понятия, которые в словарях толкуются одно через другое. Мораль – свод норм, принятых в обществе, нравственность – внутреннее качество, не позволяющее переходить барьеры, установленные обществом. Закон рассматривает неуважение как нарушение моральных норм. Моральные нормы мы тоже должны задать списком?

П: Моральные нормы – неписаный закон, правила поведения с точки зрения добра и зла. Совокупность этих норм в обществе есть мораль. А нравственность – мораль, усвоенная человеком внутренне и являющаяся для него руководством к постоянному действию. Если мы хотим наказывать за нарушение моральных норм, то должны задать их списком. Мы с коллегами как-то пытались составить этот список. Единственное, что нам удалось найти, –моральные принципы строителей коммунизма: любовь к семье, уважение к обществу, забота о родителях и т.д. Наверное, моральные нормы не могут быть полностью исчислены. Считаю, это понятие не следует использовать и наказывать за его нарушение, потому что нарушать можно только конкретные правила.

В: Что такое публичная форма?

П: Публичная форма – это когда высказывание произнесено в присутствии других людей.

В: Чем отличается хамство от оскорбления?

П: Хамство – это демонстрация человеком собственной значимости.  Оскорбление – это указание на нарушение моральных норм и закона. Если кого-то послали на три буквы, это не будет являться оскорблением, потому что отсутствует отрицательная характеристика человека. Здесь речь не об оскорблении, а о мелком хулиганстве. Оскорбление состоится при наличии умысла оскорбить.

Кроме того, нужно различать мнение и указание на факт. Нельзя преследовать и судить того, кто высказал мнение. Высказывать мнение, в том числе негативное, каждый из нас имеет полное право. Согласно статье 29 Конституции, каждому гарантируется свобода мысли и слова, никто не может быть принуждён к выражению своего мнения или отказу от него.

В: Можно ли требовать уважения?

П: Уважение человек должен заслужить сам, а требовать уважения он не имеет права.

В: А как быть с начальником, который матерится?

П: Начальственный мат – особое явление в русской бюрократии. Подчинённый не может ответить. В КоАП мелкое хулиганство определено как нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах. С 2007 года в России отдельно за сквернословие не наказывают. Предполагается, что нужно нарушить общественный порядок, сопровождая это нарушение нецензурной бранью. А если нарушитель, например, ломает остановку без нецензурных выражений, разве это не мелкое хулиганство? А если он просто выражается нецензурно в общественном месте? Получается, что если он ничего не ломает, то и не виноват.

Я предлагаю ввести норму речевое хулиганство – употребление нецензурной лексики в общественном месте. Нецензурное словоупотребление – это форма речевой культуры. Если общество различает, в каких ситуациях какие слова допустимо употреблять, оно обладает высоким уровнем речевой культуры. В языке нет ненужных слов. Язык – это средство общения, и если слово возникло, оно нужно для общения. Нецензурная лексика имеет множество полезных функций – снимает боль или стресс, например. Вопрос в месте её употребления. Есть слова ограниченного употребления, есть общего употребления, а нецензурные слова в публичном употреблении запрещены, их нельзя произносить, когда кто-то слышит. А себе под нос можно.

В: Допустима ли нецензурная лексика для выражения положительной эмоции или похвалы?

П: Слова и выражения многозначны. Особенность многих бранных слов заключается в том, что они имеют и отрицательное, доминирующее, значение, и положительное. Общественное место – место, где, кроме тебя, есть другие люди. Когда кто-то матерится, он остальных унижает тем, что не считает их за людей, которые ему создают общественное место.