Ответственность экспертов за дачу ложного заключения будет увеличена

В Госдуме в первом чтении рассмотрен законопроект о внесении поправок об ответственности экспертов за заведомо ложные заключения, а также показания специалистов и неправильный перевод.

Изменения в статью 307 УК РФ касаются стадии, с которой наступает уголовная ответственность. По мнению депутатов, эксперт, специалист или переводчик должны нести ответственность уже с момента проведения проверки сообщения о преступлении, то есть досудебного производства.

Такое решение парламентариев связано с тем, что возбуждение уголовного дела, как правило, базируется на результатах проведённых исследований. Ложные показания и экспертизы создают условия как для необоснованного уголовного преследования невиновных, так и незаконного отказа в возбуждении уголовного дела.

«Адвокатская газета» приводит несколько мнений практикующих адвокатов. Так, адвокат Артём Каракасиян (юридическая фирма «Инфралекс») считает, что ответственность за дачу ложного заключения экспертом или специалистом на стадии проверки позволит выровнить баланс их ответственности вне зависимости от стадии расследования уголовного дела, по которому они дают заключение.

«Возможно, стоило бы проявить большую последовательность и распространить на стадию возбуждения уголовного дела не только ответственность для эксперта (специалиста), но и процессуальные возможности главы 27 УПК РФ, в том числе связанные с возможностью для сторон постановки дополнительных вопросов и выбора экспертного учреждения», – отметил адвокат.

При этом Артём Каракасиян добавил, что само по себе расширение сферы действия статьи 307 УК вряд ли может существенно изменить практику заведомо ложных заключений экспертов. По мнению адвоката, для изменения ситуации требуется предоставление на законодательном уровне реальной возможности для других участников уголовного процесса (защиты, потерпевших) представлять в материалы дела альтернативные экспертные исследования в качестве допустимых доказательств.

Адвокат адвокатской палаты Ленинградской области Кирилл Бушуров указал, что, с одной стороны, законодатель повышает уровень заключения и показаний эксперта, данных на доследственной стадии. С другой стороны, скрытая цель законодателя – размыть цели и задачи предварительного следствия, поскольку из стадии предварительного расследования выкорчевывается стадия производства экспертизы.

«Заключение эксперта всё-таки относится к числу доказательств. Соответственно, сторона защиты на доследственной стадии фактически лишается возможности процессуально влиять на назначение экспертизы, поскольку отсутствует обязанность должностного лица (например, участкового) знакомить кого-то с соответствующим документом. Несмотря на положительные отзывы правительства и Верховного Суда, считаю, что на практике это приведёт к назначению дополнительных экспертиз», – пояснил Кирилл Бушуров. Он добавил, что это, соответственно, увеличивает сроки проверки сообщения о преступлении в порядке ст. 143–145 УПК.

Адвокат Ольга Истомина (адвокатская группа «СанктаЛекс») отметила, что от выводов экспертов зависит первоначальная квалификация деяния, а от правильности отнесения преступления к тяжким или средней тяжести преступлениям зависит избранная судом мера пресечения. «Конечно, законопроект не устранит все экспертные ошибки, но как минимум заставит экспертов с большей ответственностью и добросовестностью относиться к своим выводам», – считает она.

Добавить комментарий