Количество фейк-ньюс во время эпидемии увеличилось в десять раз

Поток фейк-ньюс в интернете, по данным Генпрокуратуры, вырос более чем в десять раз, сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу ведомства.

«В истекшем периоде 2020 года отмечен рост количества размещаемой в сети интернет недостоверной общественно значимой информации, что в первую очередь связано с ситуацией вокруг распространения в мире новой коронавирусной инфекции COVID-19», – заявили в Генеральной прокуратуре.

В начале июня ведомство направило в Роскомнадзор 180 требований о блокировке сайтов. Из них 120 случаев касаются недостоверной общественно значимой информации о коронавирусной инфекции. Статистика показывает, что в 2019 году надзорный орган отправил 134 требования об ограничении доступа, среди которых 12 имели отношение к фейк-ньюс.

В запрещённых сообщениях содержались сведения о скрытии реального количества заболевших и умерших, о направлении военных и сотрудников Росгвардии в крупные города для ограничения прав граждан, а также о бесполезности принимаемых мер для защиты здоровья населения.

Кроме этого, на волне эпидемии активизировались мошенники, которые распространяют ложные сведения, например, предлагая поддельные пропуски для перемещения.

Ранее Центр защиты прав СМИ публиковал ряд условий, необходимых для привлечения к административной ответственности по  частям 10.1 и 10.2 ст. 13.15 КоАП. Опубликованная информация должна быть распространена в СМИ или интернете; быть заведомо недостоверной; касаться обстоятельств, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств; быть выраженной в форме утверждения; иметь причинно-следственную связь между распространением этих сведений и наступлением негативных последствий.

Лингвисты-эксперты, в свою очередь, выражали опасение по поводу того, что после обновления статьи 13.15 КоАП при вынесении решений судьи практически не привлекают специалистов и игнорируют необходимость назначения лингвистической экспертизы.